Главная » ЭКОНОМИКА » Эксперты заявили об исчерпании «старых» стимулов роста экономики

Эксперты заявили об исчерпании «старых» стимулов роста экономики

«Старые» стимулы роста экономики, такие как новое строительство и гособоронзаказ, исчерпывают свой потенциал, считают в ЦМАКП. Экономисты представили три макроэкономических сценария на перспективу до 2026 года

Общая ситуация в российской экономике характеризуется наметившимся оживлением, однако говорить о сложившемся «механизме роста» еще рано. Такой вывод делают руководитель направления анализа и прогнозирования макроэкономических процессов Центра макроэкономического анализа и прогнозирования (ЦМАКП) Дмитрий Белоусов и его соавторы в аналитической записке «О сценариях социально-экономического развития России на период до 2026 года», с которой ознакомился РБК.

Какие экономические стимулы сходят на нет

Текущая ситуация в российской экономике осложняется тем, что «старые» стимулы роста исчерпывают свой потенциал, подчеркивают авторы доклада. К ним эксперты отнесли следующие.

  • Строительные проекты

Объем работ по виду деятельности «Строительство» в России в декабре 2022 года увеличился по сравнению с февралем того же года с поправкой на сезонность на 10,5%, в результате чего был существенно превышен допандемийный уровень (апрель 2020 года), оценивали аналитики Центра развития НИУ ВШЭ в середине мая. В первом квартале 2023 года объем строительных работ вырос на 8,8% в сопоставимых ценах к тому же периоду предыдущего года, сообщал Росстат. По мнению аналитиков Sherpa Group, на это повлияли «увеличение вложений в промышленную и критическую инфраструктуру, автодороги, в более интенсивное, чем ранее, создание социальных объектов, а также возможность опережающего финансирования регионов». Статистика Росстата по строительству пока не включает данные с новых территорий, где сейчас около 3 тыс. объектов восстанавливает и строит Единый заказчик в сфере строительства.

Но в настоящее время строительная сфера выходит на «естественные» пределы роста, говорится в материалах ЦМАКП. На стройку сейчас выделяются «крайне немаленькие» деньги, отметил Белоусов в разговоре с РБК. «Да, огромен потенциал новых территорий, даже без учета разрушений (хотя как их не учитывать), там многое надо менять. Однако возможности все равно ограничены по мощностям — строительные мощности мы удесятерить не можем», — пояснил автор доклада.

Экономика

Читайте на РБК Pro

Топ-50 самых востребованных франшиз России. Ежегодный рейтинг РБК Pro

Аудитория VK достигла рекордных значений. Что ждет акции компании

«За 10 дней я съел тысячу наггетсов»: легкоатлет Усэйн Болт — о питании

Иностранные банки ужесточают compliance для россиян. Что делать

  • Бюджетное финансирование потребления малообеспеченных граждан

Существуют опасения, что расширение льгот для малоимущих разгонит инфляцию, а кроме того, есть объективные бюджетные ограничения, указал Белоусов. Выполнять обязательства, индексировать выплаты на 10–15% вполне возможно, но в текущих условиях разворачивать новые масштабные меры по аналогии, например, с пандемическими — вряд ли, полагает эксперт.

За первый квартал 2023 года социальные выплаты обеспечили 19,4% общих доходов россиян (против 20,2% в первом квартале 2022-го), следовало из данных Росстата. Это стало минимумом с допандемийного 2019 года. По сведениям портала «Электронный бюджет», с начала года по 23 мая федеральный бюджет потратил 2,77 трлн руб. по статьям «Пенсионное обеспечение», «Социальное обеспечение» и «Охрана семьи и детства», что составляет примерно 22% от совокупных расходов на ту же дату.

Экономика

  • Расширение гособоронзаказа

Предприятия ОПК уже работают в три смены, и, хотя есть ограничения из-за нехватки компонентов и сырья, они все еще расширяются, пояснил Белоусов. Однако резко нарастить (скажем, удвоить или удесятерить) выпуск, судя по всему, уже невозможно, считает экономист.

Перечисленные стимулы действительно не могут в течение длительного времени поддерживать экономику России, согласен директор ИНП РАН Александр Широв. За счет бюджетного импульса, который получила экономика во второй половине 2022 года, создается мультипликативный эффект, пролонгированно влияющий на экономическую динамику. И если в 2023 году эти факторы еще играют роль, то в 2024–2025 годах их значимость будет снижаться. «Надо думать, за счет чего мы будем дальше развиваться», — указывает Широв.

От чего будет зависеть рост экономики

Определять перспективы дальнейшего перехода от посткризисной стабилизации к новой волне роста будут другие факторы, уверены в ЦМАКП. А именно следующие.

  • Расширение потребления населения

Оно базируется на двух факторах. С одной стороны, структурный дефицит рабочей силы обусловливает возобновление роста оплаты труда. С другой стороны, работает «эффект отложенной покупки»: в 2022 году с рынка уходили иностранные бренды, и часть спроса населения «перекладывалась» на будущее. «Сейчас, по мере замещения брендовой продукции продукцией новых производителей, возникает (временно) дополнительный импульс продаж непродовольственных товаров», — утверждается в записке. В результате быстро увеличивается оборот розничной торговли (по оценкам ЦМАКП, с устранением сезонности в январе 2023 года он увеличился на 6,6% к предыдущему месяцу, в феврале — на 0,1%, а в марте — на 1,3%).

Общий индекс потребительской уверенности в первом квартале 2023 года вырос до минус 15%, что является максимумом за пять лет, говорится в исследовании SberCIB «Потребительский индекс Иванова», датированном 24 мая (есть у РБК). «В первую очередь мы отмечаем позитивную динамику индекса крупных покупок <…>. Это может указывать на восстановление спроса на бытовую технику, электронику и мебель», — пишут его авторы.

Экономика

  • Рост инвестиций в основной капитал

В последнее время в России наметилось расширение инвестиций в основной капитал: в третьем квартале 2022 года, по оценкам экспертов ЦМАКП, они выросли на 0,3% по сравнению с предыдущим кварталом, в четвертом — на 1,7% (с устранением сезонности). Этот рост был связан в основном с расширением объема работ в строительстве, считают экономисты. «Поддержка строительной деятельности на государственном и муниципальном уровнях и была важнейшим инструментом стимулирования выхода экономики из кризиса», — говорится в материалах. Сейчас же наблюдаются признаки расширения инвестиций в машины и оборудование, что авторы называют «переменами к лучшему».

  • Ситуация в сфере импорта

Роль импорта в экономическом росте неоднозначна, отмечают в ЦМАКП. С одной стороны, возвращая позиции на рынках, особенно потребительских, он существенно ограничивает возможности «импортозамещающего роста». Окно «дешевого импортозамещения» почти закрылось, утверждают Белоусов с соавторами.

С другой стороны, поставки импортной продукции способны «разблокировать» потенциал выпуска инвестиционной продукции (к ней относятся, например, машины, определенные виды комплектующих) и рост товарооборота в части непродовольственных товаров длительного пользования, особенно электроники. Так, «оживление» потребительских рынков, к примеру смартфонов, связано в существенной мере с импортом, указывают в ЦМАКП.

Какие сценарии рассмотрели экономисты

Эксперты ЦМАКП представили три наиболее вероятных сценария развития экономики России на перспективу до 2026 года.

  • Кризисный

Санкционный режим ужесточается, и «санкционная война» становится одним из факторов возникновения глобального экономического кризиса, который достигнет пика в 2024 году. В России в рамках антикризисных мер основной акцент делается не на поддержку производства (как в 2022–2023 годах), а на стабилизацию бюджета, торгового баланса и инфляции. На этом фоне произойдет снижение всех компонентов спроса, кроме потребления населения.

Из-за резкого сжатия экспорта курс рубля в этом сценарии будет самым слабым и к 2026 году достигнет 100–105 руб. за доллар. В результате в 2023 году динамика ВВП будет отрицательной, но спад не превысит 0,5%. К 2026 году под влиянием роста потребительского спроса и «безостановочного» падения импорта удастся выйти на траекторию роста на уровне 1,5%, моделируют в ЦМАКП.

  • Стабилизационный

В этом сценарии мирового кризиса нет: напротив, происходит поступательный рост мировой экономики и цен на ресурсы. Параллельно с восстановлением потребительского спроса происходит стабилизация инвестиций в основной капитал, экспорт демонстрирует «вялую, хотя и положительную» динамику, а импорт стагнирует (не влияя на ВВП). Власти проводят стабилизационную бюджетную политику и формируют резервы разных типов. В итоге динамика прироста ВВП в 2023–2026 годах будет в диапазоне 0,5–1,5%, ожидают в ЦМАКП.

  • Стимулирующий

В стимулирующем сценарии основным драйвером роста станет расширение инвестиций в основной капитал. В 2023 году их прирост составит 0,5–0,8%, а в 2024–2025 годах благодаря «совместной инвестиционной активности государства и бизнеса» прирост достигнет двузначных значений (10,2–11,6%).

Российский экспорт нефти и нефтепродуктов в среднесрочной перспективе будет расти за счет перенаправления поставок с Запада на Восток и увеличения спроса со стороны Китая и Индии, в результате чего спад экспорта в целом будет менее значительным, чем в других сценариях. При этом ускоренное восстановление импорта, напротив, будет несколько сдерживать экономический рост. В результате прирост ВВП в 2023–2025 годах будет находиться в диапазоне 0,7–2,5%, прогнозируют аналитики.

Есть ли реальные драйверы роста

Главная задача экономического прогнозирования — использовать сценарии как инструмент экономической политики, отмечает Широв. «На мой взгляд, возможности кризиса мировой экономики (предусмотренные одним из сценариев ЦМАКП) существуют, но вопрос внешних конъюнктурных шоков — это лишь повод подготовить инструменты для парирования их», — подчеркивает он.

С учетом ограничений на экспорт Россия прежде всего должна ориентироваться на возможности внутреннего рынка, а это потребительский и инвестиционный спрос, полагает Широв. Если потребительский спрос будет оставаться под давлением, то у инвестиционного есть потенциал и он зависит не столько от мер господдержки, сколько от доступности кредитования, денежно-кредитной политики. Кроме того, нужно разворачивать структурно-технологическую модернизацию, заниматься импортозамещением, поддерживать критически важные производства, перечисляет директор ИНП РАН.

Сегодня нет таких драйверов для экономики, которые могли бы помочь ей перейти к уверенному росту, категоричен главный научный сотрудник Института экономики РАН Игорь Николаев. Бюджетное стимулирование, оборонные расходы, мегапроекты — неосновные драйверы экономического роста, они имеют временный характер. Основными драйверами считаются инвестиции в основной капитал, экспорт, потребительский спрос, но в условиях санкционного давления экономику к росту они не приведут. «Это иллюзия, что можно найти такие стимулы для роста в среднесрочной перспективе. Максимум, что возможно, — это сохранить потенциал экономики, с тем чтобы уже потом долгосрочные цели экономического процветания были достигнуты», — заключает он.

Авторы
Теги

Источник

Оставить комментарий