Главная » ЭКОНОМИКА » Мебель и точка: чем россияне пытаются заменить «Икею»

Мебель и точка: чем россияне пытаются заменить «Икею»

Мебель и точка: чем россияне пытаются заменить «Икею»

Возможности сформировать «систему домашнего дизайна» у отечественных игроков рынка в обозримом будущем нет.

Шведская сеть торговала не просто мебелью — она торговала мечтами об идеальном доме и откровением, что «красиво» не обязательно значит «дорого». Потому-то ей и удалось стать частью образа жизни значительной прослойки горожан, причем не только москвичей. Ассортимент — полдела (хотя он там был довольно значительный), важнее комплексность дизайна: без особых усилий со стороны покупающего интерьер из ИКЕА получался… нет, не автоматически качественным, но и вопиющих промахов совершить было невозможно. Это как конструктор: покупай детальки — и в конце концов у тебя что-нибудь да получится.

Как теперь обустраивать квартиру? Выяснилось, что многие из нас, привыкшие к хорошему базовому дизайну, оказались в вакууме. Слева — неоновая синева и волнообразные переходы мебели и предметов интерьера «из ближайшего хозмага», справа — профессиональные решения и заказные проекты за космические деньги. Придется заново изобретать велосипед?

Отчасти — хотя справимся. Любой, кто хоть раз обустраивал квартиру «с нуля» (или хотя бы на 80% и более), знает: ремонт и интерьер строятся на трех китах — материалы, мебель, аксессуары.

Не Том Сойер, но стены покрасишь

Театр начинается с вешалки, а ремонт — со строительных материалов. Каждый, кто хоть раз это делал, знает: львиная доля сметы скрывается не в красивой сантехнике и не в стильной мебели, а в десятке мешков бетона, нужных для выравнивания стен, в коробках ламината, стеклопакетах, краске для стен и т.д. Хорошая новость — со всем этим в России проблем нет, надо только поискать.

— Некоторые бренды производителей фурнитуры, эмалей, лаков и прочего сырья закрыли официальные представительства и шоурумы, — рассказывает Петр Сафиуллин, член экспертного совета Московской недели интерьера и дизайна. — Другое дело, что почти все это можно теперь найти на маркетплейсах. Но это не очень удобно, потому что нет шоурумов, где можно посмотреть товар. Хотя в целом все можно заказать или найти замену. В целом на мебельную индустрию все происходящее оказало оздоровительный эффект: появилось много новых игроков. Конкуренция возросла, это всегда дает толчок к развитию.

Плитку для ванной и кухни и раньше многие предпочитали российскую (пусть и с именем, «косящим» под итальянское). Соотношение цены и качества хорошее, коллекции разнообразные — чего еще надо? То же касается краски: опытные прорабы и раньше предпочитали покупать ее не в салонах, а на строительном рынке.

Тем более что, согласно сделанному одной из мебельных компаний опросу, в этом году 36% россиян планируют делать ремонт самостоятельно, еще 48% воспользуются помощью рабочих, но распоряжаться процессом предполагают лично.

— Чтобы сделать качественный ремонт, важно понять, что хорошая строительная бригада — это команда в лице прораба и нескольких работников, над которыми он осуществляет контроль, — напоминает архитектор Константин Лагутин. — Если вы хотите сэкономить, то можно самим найти и нанять работников, а также осознать, что в таком случае вы сами становитесь их бригадиром. Если есть желание и возможность, то лучшее, что может сделать человек, это сделать своими руками. Помимо рук есть еще и энергетика, которую вы вкладываете в свою квартиру, когда самостоятельно улучшаете ее.

Мебель и точка: чем россияне пытаются заменить «Икею»

В этом году 36% россиян планируют делать ремонт самостоятельно.

По словам Лагутина, если вы не готовы самостоятельно разбираться во всех нюансах ремонта, то лучше не мучить себя и перепоручить его профессионалам. Делегировать мастерам можно такие сложные вещи, как сантехника, электрика, сложные технические работы. Чтобы сэкономить, можно поискать мастера на сайтах-агрегаторах — под каждый отдельный элемент задачи. Человек, который только вступает в мир ремонта, по словам архитектора, должен «настроиться как перед походом к врачу»: разобраться, вникнуть в вопрос и стараться не торопиться. Не важно, какой у вас бюджет и какие запросы — в любом случае это масштабный проект, поэтому тут нельзя спешить с решениями. Потребуется не менее 6 месяцев, чтобы сделать квартиру максимально комфортной для себя и своей семьи. Этого времени хватит, чтобы детально разобраться во всех нюансах отделочных материалов и предметов мебели.

Первое, что нужно сделать перед началом ремонта — составить сметы и инвентаризацию имеющейся мебели, советует собеседник «МК».

— Если у вас уже есть хорошая кровать и удобный матрас, подходящий по размеру, то оставьте их, не обязательно обновлять все предметы интерьера, — говорит Константин Лагутин. — Если говорить о старой мебели, которая уже есть у вас дома, то, прежде чем выбросить, надо оценить ее с точки зрения прочности. Если старый диван прочный, на нем удобно сидеть, то можно поменять обшивку, и у вас будет обновленный красивый и удобный диван.

Другое дело — то, что диван дивану может быть рознь. Скажем, большинство более или менее бюджетных конструкций нового тысячелетия — что «книжки», что «аккордеоны», что простецкие варианты из нескольких пластов поролона, раскладывающиеся прямо на пол, — для «реновации» особо не годятся, дорога им, если состарились, на помойку. Другое дело, тахты советских времен: сделаны они обычно прочно, а после перетяжки пружинных подушек получается настоящий стиль mid-century. Правда, поди найди еще в магазине мебельную ткань — чтобы и прочная, и не с рисунком типа «Барсик хочет быть леопардом»!

А еще сохранение старой мебели, настаивает архитектор, должно быть не в ущерб гармонии. Одна не подходящая по цвету вещь может испортить всю картинку. И тут на помощь приходят краски (например, меловая): за смешные деньги можно покрасить любой предмет, чтобы он гармонично подходил к интерьеру. Это и есть самый бюджетный рецепт (которому, кстати, часто следуют сами дизайнеры): взять старую мебель, перекрасить в общем ключе. Правда, база — то есть полы и стены — должна быть при этом качественной.

— Многие привыкли делать не так, — говорит Константин Лагутин. — Мы часто стремимся купить все дешевое, чтобы на все сразу хватило денег. А потом бесконечно из года в год тратим деньги на то, чтобы что-то переделать или поменять неудобный или быстро пришедший в негодность предмет мебели. Человек вроде бы сэкономил, купил дешевую кровать с дешевым матрасом, а на следующий год он повторяет эту же ошибку и опять покупает себе это чуть-чуть дороже, но снова не тот матрас, на котором бы он хотел спать.

Впрочем, матрас и кровать — это уже следующий шаг.

Мебель — и точка

Без мебели ремонта не бывает: про выравнивание стен, может быть, не все догадаются, а вот опция «хочу новый стол!» доступна всем. Опять же где его найти? Оставшись без шведского гиганта, горожане обернулись окрест — а тут уже и «импортозаместители» подоспели. Здесь логика понятна: если что-то работало, значит, оптимальный вариант — сделать его копию. Зачем мудрить? Пресловутый «Макдоналдс», возродившийся в России под смешным именем и ровно с такими же чизбургерами, тому пример. Вот и с мебелью — то же самое. И точка.

Корреспондент «МК» заглянула в один из магазинов, гордо называющих себя «новой ИКЕА». Правда, несоответствие позиционирования реальности становится очевидно уже по декорациям — в оригинале было «царство» на много сотен квадратных метров, а тут все гораздо скромнее. Небольшой отсек — корнер, если по-модному, — среди десятков других мебельных магазинов в торговом центре.

Мебель здесь и вправду есть. На первый взгляд — и вправду похожая на «ту самую», хотя бы по стилю. Все лаконичное, утилитарное. В главной роли разнообразные стеллажи — всех цветов и фасонов.

— Нам надо взять один вот такой, узкий, а один пошире, но того же цвета. В широкий книжки поставим, а узкий останется для твоей коллекции осликов, — рассуждает вслух интеллигентная женщина средних лет, оглядываясь на спутника. Тот лишь кивает, а потом осторожно спрашивает:

— Слушай, может, просто дощечек на рынке купим? Дядя Валя нам соберет такой стеллаж, точнее, какой захотим.

Гипотеза не такая уж праздная — разумная в нашу эпоху большой экономии. Стеллажи вовсе не выглядят чем-то уникальным, ради создания чего требовалось бы торжественно создавать магазин. Три длинные вертикальные дощечки, несколько коротких поперечных, дырочки и гвоздики… Вспоминается история строительства домика кума Тыквы в мультике про Чиполлино: «Если пару кирпичей рядом положить, вот бы вышел славный дом».

Хотя такие простейшие стеллажи — скажем прямо, вещи-функции — действительно востребованы, и спрос на них есть. Но ведь есть и предложение (и всегда было!). Правда, еще нужно посмотреть, получится ли у наших производителей насверлить и нарезать детали так же точно, как под контролем шведов…

То же самое можно сказать про мягкую мебель — удобные, но абсолютно базовые диваны и кресла приятных природных цветов. Настолько базовые, что их легче представить где-нибудь в сетевом отеле или салоне красоты, а не в обычной квартире. Это притом что нарочитый минимализм — мол, крась стены в белый, покупай серый диван и разбавляй все это яркими аксессуарами! — уже постепенно выходит из моды (к вящей радости тех, кого слегка задолбал этот уклон в Скандинавию).

И, кажется, большинство покупателей воспринимает эту мебель именно так — вещи-функции, а не интересное интерьерное решение. Есть задача — есть решение.

Мебель и точка: чем россияне пытаются заменить «Икею»

Вот, скажем, кресло — просто кресло. Темно-желтое и удобное. Хотя нет, кое-что все-таки сказать можно: это копия (или плагиат?) довольно известного шведского изделия. Вот только подлинник сегодня — если посмотреть сайт в Беларуси и навскидку перевести цены, — стоил бы порядка 40 тысяч рублей. Ну а сделанный в России эрзац — 18 900. Была когда-то реклама: «Если не видно разницы, зачем платить больше?» Ну, ответ на этот вопрос сможет дать только поясница — и то не сразу, а после пары недель эксплуатации.

Что касается возможности сформировать «систему домашнего дизайна», как было у ушедших брендов, то ее у отечественных игроков в обозримом будущем нет, полагает Петр Сафиуллин. «Впрочем, копировать это и не имеет смысла, — говорит эксперт, — нужно формировать свою систему, исходя из внутренних потребностей и культурных ценностей».

Как будут выглядеть эти ценности применительно к домашнему дизайну, еще предстоит разобраться. И дело не только в культурных и социальных стратах (скажем, одно представление о прекрасном у доктора искусствоведения, совсем другое — у обеспеченного сельского предпринимателя), но и в территориальном размахе страны. Ну не может весь этот гигант мыслить одинаково! Что красиво в понимании петербуржца, то для жителя Владивостока будет… как-то странно. Или нет. Время покажет.

Скатерть, подушечка и сбоку бантик

Наконец, третий кит красивого интерьера — это аксессуары. Те самые подушки, пледы, постельное белье, новые салатницы и бокалы, длинные коктейльные ложечки и плюшевые игрушки, которые и создают неповторимое (хотя ведь и серийное!) очарование каждого дома. Здесь, казалось бы, все проще: текстильная и прочая «легонькая» промышленность у нас есть, дизайнеров каждый год из вузов выпускается несколько сотен, если не тысячи… Бери и делай!

Однако не все так просто: 2022 год показал, что импортозамещение требуется и здесь. Как деликатно выражаются производители, санкции «осложнили определенные производственные процессы».

Правда, на этом рынке ИКЕА не была монополистом: 2022 год унес у нас также Zara Home и H&M Home, которые ничуть не хуже удовлетворяли потребность населения в красивых тарелочках и домашних халатиках. Отчасти даже лучше: эти магазины располагались в обычных ТЦ, а не в замкадочных Химках, так что туда можно было заскочить между делом, по пути с работы, в перерыве между покупкой новых джинсов и буханки хлеба.

На этом рынке аналоги уже нашлись: как и в случае с одеждой, первыми подоспели турецкие и белорусские производители — а там, глядишь, и российские подтянутся.

— Я считаю, что перспектива есть. Мы работаем уже много лет, задолго до ухода конкурентов, и никогда у нас не было недостатка клиентов, — рассказывает менеджер одного из таких магазинов. — Для кого-то важны цены, а у нас всегда было дешевле «Зары», а кому-то нравится дизайн.

Однако, похоже, той «печкой», от которой придется отстраивать новый русский дизайн, станет все тот же базовый скандинавский минимализм. Просто потому что это самая простая и удобная «поверхность», на которой можно надстраивать собственную эстетику.

— Есть правило трех цветов: чтобы ваш интерьер был гармоничным, вы должны следовать этому правилу, — говорит Константин Лагутин. — Допустим, у вас в интерьере есть натуральное дерево, белые стены и какой-нибудь вами любимый, например бежевый, цвет. Дальше вы под это начинаете подбирать себе и мебель, и декор. С вопросом «где покупать?» тоже можно разобраться. Мебель лучше всего приобрести в гипермаркетах, где можно разом купить все необходимые атрибуты. Правда, если вы хотите что-то действительно необычное, можно следить за отраслевыми выставками, где представлены идеи дизайнеров. Находить бренды можно и в социальных сетях.

Сейчас такой подход постепенно выходит из моды, но потребители все еще этого хотят: чтобы, значит-с, занавески были точно из того же материала, что абажур торшера и чехлы для декоративных подушек, а вазочки на комоде идеально перекликались с плафонами светильников. Это идеально — не то что сумочку в тон туфлям подбирать! — но именно для этого необходим магазин как экосистема, а не как место, где просто продают шкафы. Впрочем, будет ли этот текстиль шведским, чебоксарским или ивановским — и вправду не принципиально. Человек — существо сговорчивое: обычно легко соглашается на новое, если оно получилось красиво и недорого. Ну а ностальгия — ностальгия по поездкам в «магазин-аквариум», когда или обставляли свою первую купленную на кровно заработанные деньги квартиру, или романтично вили семейное гнездо, — с вами останется навсегда. Ее уж никакие санкции не отберут.

Источник

Оставить комментарий